Сделать стартовой  |  Добавить в избранное
 Обратная связь

VashAktiv.Ru - Мир вечных ценностей и драгоценностей
<<Вернуться назад

ФЛАНДРСКАЯ ХРОНИКА

Правление Людовика Неверского

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

[Глава 1]

О том, как графство Фландрское по приговору королевского суда было отдано мессиру Людовику Неверскому, который вел из-за него тяжбу со своим дядей мессиром Робером Фландрским

Когда Людовик Неверский узнал о смерти графа Робера Фландрского 1, то прибыл к королю и заявил о своих правах на графство Фландрское, и сказал, что он должен его унаследовать в силу брака, заключенного между ним и дочерью короля Филиппа 2. Затем туда прибыл мессир Робер Фландрский 3, а также дочери почившего графа, госпожа де Куси и госпожа де Флурси 4. Они тоже заявили о своих правах, и дело было отдано на суд королевской курии. В конце концов, графство было присуждено Людовику Неверскому 5. Он тотчас собрался в путь и прибыл в Ланс, что в Артуа. Туда к нему явились представители добрых фламандских городов и дворяне. Сначала они проводили его в Гент, где его ждал очень радушный прием, а затем в Фюрн, Ипр и Куртре. Приняв оммаж от графа Намюрского 6, от сеньора де Неэля 7и от всех знатных людей Фландрии, Людовик Неверский назначил своих судей и бальи по всей Фландрии, поэтому теперь его почитали там за настоящего сеньора.

[Глава 2]

О том, как жители Брюгге взяли в плен графа Намюрского в битве под Эклюзом

Однако расскажем вам теперь о жителях Брюгге. Их послы явились к графу Намюрскому и сказали, что жители Эклюза хотят беспричинно отменить действие некоторых принадлежащих им привилегий 8. Граф ответил, что проведет расследование и полностью восстановит справедливость. Послы уехали, весьма [115] недовольные этим ответом, и пересказали его в Брюгге. Едва услышав его, жители Брюгге велели бить в набат, собрались в большой отряд и постановили, что пойдут в Эклюз и сожгут его дотла.

При известии о приближении брюггцев граф Намюрский собрал всех людей, каких только мог, и, выйдя из города, ринулся навстречу врагам с великой отвагой. Разгорелся очень яростный бой, однако у графа не хватало людей, чтобы противостоять брюггцам. Когда его люди бежали, он продолжал сражаться всего только сам-шестой. Наконец, противники набросились на графа все разом, одолели его и, уведя в плен, заключили в сторожевой башне Брюгге.

[Глава 3]

О том, как королева Английская бежала во Францию из-за того, что супруг желал посадить ее в темницу

Король Эдуард Английский держал свою жену-королеву под подозрением 9 из-за нашептываний одного своего советника, которого звали мессир Хъюг Диспенсер. Король верил всему, что бы он ни сказал, и по его наущению приказал схватить и заточить в Лондонский Тауэр мессира Роджера Мортимера 10. Королева была этим очень огорчена, но не знала, кому открыться, кроме своего деверя, графа Кентского 11.

Мессиру Роджеру Мортимеру сообщили, что король повелел отрубить ему голову. Поэтому он сговорился с одним лондонским моряком, чтобы тот однажды подвел свое судно под тюремную башню. Сделав веревку из своего белья, мессир Роджер спустился через окно в неф. Моряк сразу поднял парус и, выйдя в море, причалил в гавани Дюнкерка. Когда король Английский узнал о бегстве мессира Роджера, то вместе со своими советниками решил взять королеву под стражу. Извещенная об этом, королева немедленно взошла на один пассажирский корабль. С собой она взяла своего сына, графа Кентского и очень большую казну. Переплыв море, она высадилась в Булони, а затем продолжала свой путь, пока не прибыла в Фонтенбло, где тогда находился ее брат, король Франции, который недавно женился снова на сестре богемского короля 12. Королева вошла в его покой, ведя сына за руку, и сказала ему: «Сир, я приехала с жалобой на моего супруга, короля Англии, который, внемля злым советам одного предателя, изгнал меня из своей страны». Король ей ответил: «Милая сестра, вы поживете в моих владениях, в Венсенском лесу, до тех пор, пока мы не решим, что делать с вами и вашими делами» 13.

[Глава 4]

О том, как графиня Артуа помогла заключить соглашение между графом Людовиком Фландрским и его дядей мессиром Робером

Граф Фландрский все еще не помирился со своим дядей мессиром Робером 14, а, кроме того, графиня Намюрская постоянно донимала его просьбами об освобождении своего супруга, но ничего не могла добиться. Поэтому благородная графиня Артуа 15 обратилась с просьбой к графу Фландрскому и мессиру Роберу, чтобы они соизволили приехать в определенный день в Сент-Омер, дабы [116] уладить все вышеназванные вопросы. Те сразу же согласились исполнить ее просьбу и вскоре прибыли туда с большим количеством знатных и могущественных сеньоров и с представителями добрых городов Фландрии. При посредничестве графини Артуа, между графом и мессиром Робером был, наконец, заключен и утвержден мирный договор. И как раз тогда, когда они вели переговоры об освобождении графа Намюрского, пришла весть о том, что он сбежал из узилища. Далее вы услышите, как ему это удалось.

[Глава 5]

О том, как граф Намюрский ночью бежал из тюрьмы через пролом в стене

У графа Намюрского был в Брюгге один друг, с которым он сговорился о своем освобождении. Тот велел привести трех лошадей в одно место города и сказал графу, чтобы ночью он постарался бежать, а он будет ждать его во дворе, где он сделал один пролом, через который граф сможет выбраться из узилища, и передал он графу веревку. Когда стражники ушли на покой и заснули, граф прокрался в уборную 16, а затем начал спускаться вниз через дыру 17. Когда он уже спустился до середины, друг, ждавший графа внизу, втянул его к себе в окно. Выбравшись из башни, они спрятались от стражников в одном переулке, а на рассвете прокрались туда, где стояли кони, сели на них и умчались. Так вот и бежал граф Намюрский.

Когда весть об этом пришла в Сент-Омер, фландрская родня графа была очень обрадована, а представители Брюгге стали весьма сильно за себя опасаться; но поскольку они приехали туда с охранными грамотами графини Артуа, она велела проводить их назад целыми и невредимыми.

На этих переговорах аббат монастыря Сен-Мар, что в Суассоне, был исключен из совета графа Фландрского. Затем переговоры, длившиеся восемь дней, завершились.

[Глава 6]

О том, как был повешен Журден де Л'Иль, о том, как мессир Карл де Валуа захватил землю Аженэ и большую часть Гаскони, а также о том, как скончались королева Франции и названный монсеньор Карл

Однако расскажем вам о баронах Лангедока, которые подняли мятеж; против короля Франции. Их побудил к этому мессир Журден де Л'Иль, а также граф Фуа, который женился на сестре графа Комменжского вопреки воле короля 18. Поэтому король послал туда двух военных сержантов, дабы передать мятежникам вызов на суд. Однако когда посланцы предстали перед Журденом, тот немедленно приказал их схватить, раздеть догола и нагнуть головой к земле. Затем он вонзил им их жезлы в нутро через задний проход, так что они скончались. Когда король узнал о случившемся, то внешне не выказал никакого неудовольствия. Но стоило Журдену появиться в Париже, король тотчас приказал его схватить, проволочить до виселицы и повесить. Затем он велел собрать войска и послал своего дядю монсеньора Карла 19 в землю Аженэ, чтобы он усмирил сеньора Альбре 20 и других гасконцев, восставших против него. Едва прибыв в землю Аженэ, [117] монсеньор Карл подступил к городу Ажену, и тот сразу ему сдался. Затем он прошелся по всему этому краю и завоевал его, к чести короля Франции. Оттуда н направился в Гасконь и захватил большую часть ее земель. Затем он осадил город Ла-Реоль и совершил много превосходных штурмов, так что в конце концов город ему сдался 21. Когда он завоевал весь этот край, настала зимняя пора. Поэтому он разместил в захваченных замках охрану, а сам вернулся со своим войском в Париж.

В ту пору королева Франции должна была совершить поездку в Монтаржи. Однако у кареты, в которой она ехала, проломилось днище. Упав на землю, королева очень сильно ушиблась и в скором времени умерла 22. Ее погребли в церкви Кордельеров в Париже.

По прошествии недолгого времени королевского дядю мессира Карла де Валуа охватила затяжная горячка, от которой он и скончался 23. Его погребли в доминиканском монастыре в Париже.

[Глава 7]

О том, как фламандцы подняли восстание и избрали своим предводителем, Николаса Заннекина

Однако расскажем вам о фламандцах, которые начали раздувать мятеж, ибо один из них, по имени Николас Заннекин, элю Фюрнского округа, говорил, что теперешние правители Фландрии правят вовсе не по древним обычаям. Он привлек на свою сторону большое количество простонародья и начал расправляться с графскими наместниками и бальи. Вскоре его сторону приняли и жители Брюгге 24.

Мессир Робер, находившийся в Дюнкерке, собрал местных жителей, чтобы противостоять мятежникам. Однако те пришли с такими большими силами, что его люди были разгромлены. Жена мессира Робера умчалась на рослом коне, а сам он укрылся в замке города Ньеппа. Мыслями он был уже на стороне мятежников, хотя и не показывал этого внешне.

Когда Николас Заннекин увидел, что под его началом собралось большое войско и что уже вся Нижняя Фландрия приняла его сторону, то прибыл в Кассель и заставил тамошних горожан присягнуть ему на верность. Затем он прибыл в Поперинге и дал знать жителям Брюгге, чтобы они шли к нему на подмогу, ибо жители Ипра укрепили против него свой город. Брюггцы ему ответили, что охотно это сделают.

[Глава 8]

О том, как граф Фландрский был схвачен в Куртре и доставлен пленником в город Брюгге; и о том, как мессир Робер Фландрский заключил союз с мятежными фламандцами против своего племянника

Когда жители Ипра 25 увидели себя во вражеском кольце, то попросили графа Фландрского приехать к ним, говоря, что вместе с ним они будут достаточно [118] сильны, чтобы противостоять врагам. Граф немедленно дал знать всем своим благородным воинам, чтобы они явились к нему в Ипр. Когда все были в сборе, граф решил на совете, что пойдет осаждать город Куртре, который тоже держал сторону мятежников. Утром граф выступил из Ипра и прибыл под Куртре. Едва только войдя в предместья, он предал их огню, а затем силой ворвался в город. Когда жители Куртре увидели, что граф овладел городом и уже начал жечь его в разных местах, то спешно вооружились и стали сильно теснить графских воинов со всех сторон. Разгорелось сражение, в котором сир де Неэль был ранен стрелой, а сир де Нивелль 26 — сражен насмерть. Граф Фландрский попытался вырваться через одни ворота, но встретил там такой сильный отпор, что потерял большую часть воинов. В конце концов, он был взят в плен вместе со многими своими дворянами 27. На следующий день всех этих дворян поставили перед графом и обезглавили у него на глазах.

Узнав об этих событиях, жители Брюгге немедленно прибыли в Куртре, забрали графа, доставили его в свой город и заточили в сторожевой башне. В свою очередь Николас Заннекин при известии об этом сразу двинулся к Ипру. Сторонники графа оттуда бежали, а другие горожане вышли Николасу Заннекину навстречу и торжественно проводили его в город.

Узнав о пленении графа, мессир Робер тотчас отправился в Брюгге и заключил союз с его жителями 28. Затем он пошел осаждать город Гент, но гентцы держались против него так стойко 29, что он был вынужден уйти оттуда ни с чем.

[Глава 9]

О том, как королева Английская заключила договор о браке между своим сыном Эдуардом и дочерью графа Эно, и за это мессир Жан д'Эно помог им вернуться в Англию вооруженной рукой

Однако прервем рассказ о графе Фландрском, который сидел в плену в Брюгге, и расскажем вам о королеве Английской. Она жила в Венсенском лесу и постоянно упрашивала короля, своего брата, чтобы он соизволил ей помочь. Однако он так и не согласился оказать ей помощь и содействие. Поэтому она покинула его двор и поехала прямой дорогой к графу Эно. Тот принял ее со всеми мыслимыми почестями 30. Затем королева Английская, граф Кентский, сир Мортимер, граф Эно и мессир Жан, его брат, договорились о заключении брака между юным сыном английского короля, мессиром Эдуардом, и дочерью графа Эно. В обмен на это мессир Жан д'Эно согласился отправиться с королевой в поход, чтобы отвоевать все королевство Английское для мессира Эдуарда, ее сына 31.

Затем граф Эно велел собрать в Дордрехте корабли со всех своих земель и погрузить на них вооружение и продовольствие. Мессир Жан д'Эно и королева Английская прибыли туда со всеми своими людьми и погрузились на корабли. У них было примерно 700 латников, и они провели в море четыре дня, а на пятый день поднялась буря, из-за которой им пришлось проплыть еще дальше, чем они намеревались. Наконец, в час нон они причалили в одной английской бухте под названием Норуэлл 32. С большим трудом они выгрузили на берег лошадей [119] и снаряжение. Когда они полностью разгрузили свои нефы и сошли на сушу, была уже глубокая ночь. На берегу они не нашли ни леса, ни домов, где можно было бы заночевать. Кроме того, стояла такая сильная стужа, что они никак не могли согреться. Лишь для королевы и ее сына соорудили укрытие из четырех ковров, но и оно было полностью открыто сверху. На костры пришлось пустить поврежденные бурей нефы, а нефы исправные и разгруженные поплыли назад, в те края, откуда они прибыли.

Они провели эту ночь, терпя великие тяготы, но уже следующим утром, на рассвете, выступили в поход с развернутыми знаменами и прибыли в маленькое полевое селение. В его домах оказалось достаточно продовольствия, но местные обитатели скрылись при приближении чужаков. В поля тотчас были посланы фуражиры, которые доставили в лагерь то, что сумели найти. А следом за ними прибежали и люди, у которых это имущество было изъято. Они хотели жаловаться королеве, и когда она их увидела, то велела спросить у них цену отнятого и оплатить его звонкой монетой. Увидев, что она платит столь щедро, местные жители навезли такое большое количество продовольствия, что весь лагерь оказался им завален.

Затем отряд продолжил поход и направился к одному городу, который называется Оксфорд и в котором изучают теологию и грамматику. Весь университет процессией вышел встречать королеву и с великой радостью проводил ее в город. Затем королева и ее спутники выступили из Оксфорда и, уже находясь в пути, заметили вдалеке примерно шестьдесят всадников. Туда тотчас помчались разведчики. Они выяснили, что это отряд одного рыцаря, которого зовут мессир Роберт Вантонсвилль. Рыцарь сразу прислал к королеве людей с просьбой о помиловании. Когда оно было даровано, рыцарь присоединился к общему войску и был зачислен в королевскую свиту. Вскоре подоспел граф Ланкастер 33 со своим отрядом и тоже отдал себя в распоряжение королевы. Затем на милость королевы прибыли сдаваться граф Маршал 34, мессир Томас Уэйк 35, граф Глостер 36, граф Херифорд 37, мессир Эдуард де Во, его брат, и все знатные бароны Англии. Королева их всех простила.

Когда королева и мессир Жан д'Эно увидели, что под их началом собралось очень большое войско, в коем насчитывалось целых две тысячи латников, то двинулись походом через всю страну. Затем разведчики им донесли, что король и мессир Хъюг Диспенсер находятся в одном замке, который называется Бристоль. Мессир Жан д'Эно тотчас велел, чтобы войско направилось в ту сторону. Однако при известии об их приближении король Англии покинул замок вместе с мессиром Хъюгом Диспенсером Младшим, который был для него незаменим в любых делах. Вместе со всей своей свитой они приехали к морю и отчалили на двух больших нефах. Однако они не удалились от берега настолько, чтобы потерять его из виду. Что касается Хъюга Диспенсера Старшего, то он не пожелал покинуть замок и сказал королю, что там встретит свою судьбу.

Когда королева со своим войском шла осаждать Бристоль, к ней привели графа Арундела, державшего сторону короля Англии. Он был схвачен при попытке бежать в Уэльс. Королева велела бросить графа в темницу, а затем осадила Бристольский замок со всех сторон. Когда она провела под ним восемь дней, он был сдан на ее полную волю. В этом замке оказались две королевские дочки, за которыми очень небрежно ухаживали; и еще там был схвачен сир Хъюг Диспенсер. [120] Бароны затребовали его к себе на суд и, когда он предстал перед ними, приговорили его к волочению и повешению. После свершения этой казни королева вошла в замок. К ней тотчас явились две ее дочки и пали пред ней на колени. От такого зрелища королева расплакалась, заключила дочерей в объятия и многократно их расцеловала. Затем она велела отвести их в один покой и одеть в наряды, приличествующие их званию. Эдуард же при встрече с сестрами не узнал их с первого взгляда, но потом, спохватившись, обнял их и воздал им очень большие почести.

Между тем король Эдуард находился в море и не знал, что делать. И тут началась такая сильная буря, что король был вынужден причалить в одном порту, который находился во владениях графа Ланкастера. Затем он сошел на берег и укрылся в одном монастыре 38. Узнав об этом, граф Ланкастер явился туда, арестовал короля прямо в церкви и доставил его к себе в замок. Сир Хъюг Диспенсер Младший успел бежать с двумя королевскими жезлоносцами, но вскоре был схвачен каким-то местным рыцарем и доставлен в его поместье.

Когда королева узнала, что король задержан, то вместе с войском прибыла в замок, где он был заключен. Войдя к нему в покой, она встала перед ним на колени и попросила, чтобы он, ради Бога, соизволил смягчить свой гнев. Однако он не удостоил ее ни единым словом или даже взглядом. Тогда она велела доставить его в замок Корф и держать в одной мощной башне. Затем королева послала захватить один замок, принадлежавший графу Арунделу. Вскоре замок был ей сдан вместе со всей великой казной, которая там находилась. Тогда королева велела отрубить голову графу Арунделу.

Рыцарь, державший в плену мессира Хъюга Диспенсера и двоих королевских жезлоносцев, дал знать королеве, что он готов выдать ее врага за хорошее вознаграждение. Королева тотчас послала рыцарю большую сумму денег, и тот выполнил свой уговор. Сразу после этого королева велела поставить Хъюга Диспенсера перед баронами, и те приговорили его к казни, которая описана ниже.

Перво-наперво, его оруженосца привязали ногами к хвостам двух сильных коней, а сзади к нему пристроили подпорку, которая не позволила бы ему упасть на спину. И держал он знамя мессира Хъюга Диспенсера, опрокинутое вниз. Самого же мессира Хъюга обрядили в плащ, покрытый его гербами, и в таком виде доставили к виселице. Сначала был повешен оруженосец, а затем и сам мессир Хъюг, но только за подмышки. Его знамя было выставлено рядом с ним. Потом его спустили вниз и отрубили ему голову. Тело же рассекли на четыре части, которые были вывешены в четырех концах Англии. Затем королева со своим войском поехала в Лондон. При известии о ее приближении лондонцы вышли ей навстречу и проводили ее в город с таким великим ликованием, что можно было диву даться.

Затем юный Эдуард был препровожден в лондонский собор Святого Павла, и там все английские бароны его короновали и пообещали всегда верно служить ему. А король Англии, который находился в заключении, однажды взошел на высокий балкон, и охранники сбросили его головой вниз. Не знаю, по чьему приказу они это сделали, но он разбился насмерть 39. А мессир Жан д'Эно, который помог королеве завоевать Англию, вернулся к себе домой, за море. [121]

[Глава 10]

О Людвиге Баварском 40 и об антипапе, который был избран в Риме по его требованию

В ту пору 41 немецкие князья-выборщики 42 собрались, чтобы избрать императора, но так и не смогли договориться, ибо одна их часть проголосовала за герцога Австрийского, а другая — за его двоюродного брата, герцога Людвига Баварского 43. Когда герцог Австрийский узнал о своем избрании, то собрал войско и пришел осаждать Аахен. Людвиг Баварский, который был избран ему в пику, тоже собрал войско и двинулся к Аахену, чтобы снять осаду. Среди его союзников были король Богемский и граф Эно со своим братом мессиром Жаном. Когда два войска сошлись, то началась очень жестокая битва. В конце концов люди герцога Австрийского побежали, а сам он был взят в плен и отведен к своему двоюродному брату 44. Овладев городом Аахеном, Людвиг был препровожден в часовню Божьей Матери, и архиепископ Кёльнский возложил на него корону. Затем он вступил в брак со старшей дочерью графа Гильома д'Эно и, проведя очень большие приготовления, двинулся в Ломбардию. Одновременно он послал своих представителей к папе 45, дабы получить от него благословение. Однако король Франции, который вовсе не был в восторге от его коронации, так настроил папу, что тот отказал Людвигу в благословении. Тем не менее Людвиг Баварский не прервал из-за этого свой поход и продолжал его, пока не прибыл в Милан 46. Радостно ликуя, миланцы вышли ему навстречу и проводили его в свой город. Там он был коронован уже вторым венцом 47.

Затем король Германии направился в Рим. Весь римский народ, ликуя, вышел ему навстречу и беспрепятственно проводил его в город 48. Однако там не оказалось ни одного папского представителя, который согласился бы его короновать в соответствии с договором, некогда заключенным между папой и императором Константином 49. Поэтому Людвиг велел собрать весь римский народ и объявил ему, что папа, который находится по ту сторону гор 50, очень сильно пренебрегает городом Римом, ибо он не держит апостольский престол там, где его основал сам Святой Петр. Тогда римляне отправили послов к авиньонскому папе, требуя, чтобы он перенес свой престол в Рим, и угрожая в противном случае избрать себе другого папу. Послы прибыли в Авиньон и, будучи допущены в консисторию, представили папе свои грамоты. Ознакомившись с требованиями римлян, папа запретил им, под страхом отлучения, вмешиваться в церковные дела, а Людвигу Баварскому велел не пользоваться императорскими полномочиями без его дозволения.

Покинув Авиньон, послы вернулись в Рим и пересказали ответ, данный папой. Когда Людвиг Баварский и горожане Рима его услышали, то решили пойти наперекор Святой Церкви. Подстрекаемые двумя римскими клириками, братом-миноритом по имени Бонагратия и лотарингцем, которого звали мэтр Жан Жан-ден 51, римляне возмутились и единогласно заявили: «Мы желаем иметь своего папу!» Затем они избрали папой одного брата-минорита, который носил имя Жан де Корбэр 52 и был очень простоватым человеком. Римляне на руках донесли его до престола Святого Петра, облачили в одежды из золотой парчи, надели на него тиару 53, а затем нарекли его Николаем и прокричали громким голосом: [122] «Да здравствует папа!» Назначив шесть новых кардиналов, этот папа проводил Людвига Баварского в Латеранский собор Святого Иоанна и короновал его императорским венцом 54. Однако его папское правление длилось недолго, ибо те же самые люди, которые его избрали, его низложили, взяли под стражу и отослали к папе в Авиньон 55. Папа тотчас отлучил Людвига Баварского от церкви и приказал, чтобы никто не называл его императором под страхом отлучения. Тогда Людвиг дочиста обобрал римлян и объявил, что пойдет осаждать Флоренцию. Однако, выйдя за пределы города, он направился прямой дорогой в свою страну и обосновался в городе под названием Нюрнберг.

[Глава 11]

О том, как король Франции послал амьенского бальи к фламандцам, чтобы требовать выдачи графа Фландрского, сидевшего в плену в Брюгге, и чтобы вызвать на суд мессира Робера Фландрского и брюггцев

Теперь расскажем вам о короле Карле Французском. Услышав известие о том, что жители Брюгге, по совету мессира Робера Фландрского, посадили в темницу своего графа, король собрал весь свой совет и составил грамоту для мессира Робера и фламандских общин. Содержание этой грамоты было таково:

«Карл, Божьей милостью, король Франции и Наварры, амьенскому бальи шлет привет. Из общей молвы, которая, в силу явной чрезвычайности случившегося, разнеслась уже не только по нашему королевству, но и по другим землям, нам стало известно, что злодеи из города Брюгге и других мест Фландрии, действуя силой в городе Куртре, взяли под стражу своего собственного сеньора, а именно нашего возлюбленного и верного племянника Людовика, графа Фландрского и Неверского. Затем они доставили его в Брюгге и сдали на руки членам местного магистрата, а те посадили его в тюремный затвор и до сих пор там держат, делая узника из своего собственного сеньора. На это злодеяние они решились, получив помощь, совет, поддержку и одобрение от Робера Фландрского, дяди названного графа. Все эти действия несут прямой вред, ущерб и унижение нашему племяннику и оскорбление нашему королевскому величеству, поскольку граф является нашим непосредственным вассалом, пэром Франции и очень близок нам, благодаря родственным связям своей жены. Мы не должны закрывать глаза на все вышесказанное и велим и приказываем, чтобы вы сами или другая особа, для этого подходящая, потребовали от жителей Брюгге и названного Робера, чтобы они, под страхом нашего гнева, выдали вам графа Фландрского без всяких проволочек. Когда вы доставите графа к нам, мы устроим судебные слушанья, дабы полностью соблюсти закон и справедливость в отношении тех, кто может его в чем-нибудь обвинить и уличить. Кроме того, мы велим названному Роберу и представителям Брюгге явиться к нам в Париж на осьмице Святого Андрея 56 (as octaves de St-Andreu), дабы, как надлежит, держать ответ перед нашим прокурором по поводу вышеназванных дел. В этот день мы охотно выслушаем все доводы и оправдания, которые они пожелают сказать. И предупредите их от нашего имени, что если они не подчинятся нашему повелению, мы предпримем против них соответствующие меры. Незамедлительно напишите нам о ваших действиях и об их ответе. [123]

Записано в Венсенском лесу, в 19 день октября, в год 1325».

Лишь только это повеление было передано мессиру Роберу, он сразу собрал всех своих советников и представителей земли Фландрской. Посовещавшись, они постановили выдать графа, согласно королевскому распоряжению. Граф немедленно был выпущен из темницы и уехал к королю. Тем не менее король не отменил вызова в суд для фламандцев, а те не соблаговолили к нему явиться и никого не прислали от своего имени 57. Поэтому король послал в Сент-Омер военные силы во главе с монсеньером Офуром Испанским 58, монсеньером Милем де Нуайе и маршалом де Три. Тогда госпожа де Куси 59 приехала к монсеньору Офуру в Сент-Омер и попросила его повременить со вторжением во Фландрию, дабы фламандцы и мессир Робер могли провести с ним переговоры. Монсеньор Офур сразу ответил, что не осмелится этого сделать без королевского дозволения, и отослал госпожу де Куси ко двору. Едва выслушав госпожу де Куси, король согласился на переговоры 60 с тем условием, что граф Фландрский и граф Намюрский, как заинтересованные стороны, тоже будут на них приглашены. В придачу к тем сеньорам, которые находились в Сент-Омере, король послал туда мессира Андре Флорентийского (потом он стал епископом Турне) 61 и мессира Пьера де Каньера. Переговоры проходили поблизости от Сент-Омера, в городе под названием Арк. Туда прибыли мессир Робер и представители добрых фламандских городов и кастелянств. Переговоры начались после Факельной недели и длились до Пасхи 62. В итоге был заключен мир, который, однако, оказался недолгим. В день Пасхи мессир Робер Фландрский прибыл в Сент-Омер и отобедал вместе с мессиром Милем де Нуайе. И был провозглашен мир между королем и фламандцами.

[Глава 12]

О том, как король Франции женился на сестре короля Наварры, а затем скончался в год 1328

В ту пору король Карл вступил в брак. Он взял в жены сестру короля Наварры 63, но уже довольно скоро после того, как умер граф Карл де Валуа, короля скрутила какая-то хворь, от которой он и скончался 64. Его погребли в Сен-Дени. Этот король совершил мало подвигов в свое время.

[Глава 13]

О том, как мессир Филипп, сын мессира Карла де Валуа, был избран королем Франции

В год Милости 1328 французский престол пустовал, и не было средь баронов единого мнения о том, кому следует стать королем. Наконец, стараниями мессира Робера д'Артуа, дело было доведено до того, что королем избрали мессира Филиппа, сына мессира Карла Французского, графа Валуа. [124]

[Глава 14]

О битве, состоявшейся при Касселе накануне дня Святого Варфоломея, в год 1328

В ту пору фламандцы снова взбунтовались против своего графа и изгнали его из своей земли, несмотря на мир, заключенный в Арке 65. Тогда король велел известить всех своих баронов, чтобы они присутствовали на его миропомазании в Реймсе в день Святой Троицы 66. И был он там миропомазан вместе со своей женой-королевой, которая была дочерью герцога Бургундского 67. Таинство сотворил архиепископ Реймский Гильом де Три 68. Тогда же граф Людовик Фландрский был посвящен в рыцари. При этом граф попросил короля, чтобы он, ради Бога, сжалился над ним и соизволил ему помочь, ибо его люди не желают ему повиноваться. Король немедленно призвал к себе всех баронов, присутствовавших на миропомазании, и попросил их, чтобы, блюдя свой вассальный долг, они собрались ко дню Святой Магдалены 69 в Аррасе вооруженные и конные, ибо он намерен привести фламандцев к покорности. Все бароны сразу с ним согласились. Затем король и королева отбыли из Реймса в Париж, а все бароны разъехались по своим краям, чтобы подготовиться к походу.

При въезде в Париж королю устроили очень торжественную встречу. Сразу после этого он послал приказ своим вассалам в Лангедок, чтобы все они явились на военный сбор в Аррас ко дню Святой Магдалены. Кроме того, он послал такие большие гарнизоны в Лилль, Турне и Сент-Омер, что теперь там было полным-полно воинов.

Призвав к себе мессира Робера Фландрского, король потребовал от него присяги на верность, а затем приказал ему взять двести латников, отправиться с ними в Сент-Омер и защищать там границу от фламандцев. Графу Фландрскому он повелел отправиться в сторону Лилля и защищать границу между Лисом и Л'Эско.

Когда фламандцы узнали, что король объявил военный сбор, то собрались вместе и увидели, что у них нет сеньора, которого они могли бы сделать своим предводителем, ибо все фламандские дворяне их покинули. Кроме того, фламандцы не знали, с какой стороны король собирается на них напасть. Поэтому горожане Брюгге и Ипра постановили, что все воины из округов Фюрна, Диксмёйде, Берга, Касселя, Поперинге и Вольного Округа будут охранять земли, расположенные ближе к Турне, а воины из Ипра и Куртре — земли, расположенные ближе к Лиллю 70.

Король прибыл в Аррас, но не стал там долго задерживаться, ибо на военном совете он решил, что вторгнется во Фландрию поблизости от Сент-Омера. Выступив в поход, он прибыл в городок Эстре и заночевал там со своим рыцарством. Потом он разбил лагерь между Эром и Сент-Омером и провел там три дня, поджидая отставшие отряды. Наконец, одним субботним утром, он выступил из лагеря со всем своим войском и вторгся во Фландрию, перейдя через Нёф-Фоссе 71 между Бларингеном и Понт-Хазекеном. Французское войско расположилось возле леса, принадлежавшего графу Артуа, и на берегу пруда, который называется Скудебрук и принадлежит аббатству Клермаре.

Сейчас вам будет рассказано, в какой очередности французские полки [125] переходили через Нёф-Фоссе. Первый полк, в котором было шесть знамен, вели два маршала 72 и командир арбалетчиков 73. За этим полком следовала пехота и весь обоз. Когда маршалы вышли в поле, то сразу указали квартирмейстерам места, где надлежало установить шатры их сеньоров. Затем через Нёф-Фоссе перешел полк графа Алансонского 74, в котором насчитывалось 21 знамя. Этот полк продвинулся почти до самой горы Кассель и оставался там до тех пор, пока во французском лагере не были расставлены шатры. Затем через Нёф-Фоссе перешел третий полк, в котором было 13 знамен. Его возглавляли магистр заморских госпитальеров 75, сир де Боже 76 и все сеньоры Лангедока. Четвертый полк состоял из восьми знамен, и его вел коннетабль Франции Готье де Шатий-он 77. Пятый полк вел сам король, и в нем насчитывалось 39 знамен. Король был облачен в полный доспех, и рядом с ним ехали король Наваррский 78, герцог Лотарингский 79 и граф Барский 80. Кроме того, у королевского полка было одно крыло из шести знамен, которое возглавлял мессир Миль де Нуайе, несший орифламу 81. Шестой полк из 18 знамен вел герцог Бургундский 82. Седьмой полк из 12 знамен вел дофин Вьеннский 83. Восьмой полк из 17 знамен вел граф Эно, и было у него одно крыло, состоявшее из воинов короля Богемского. Это крыло вел графский брат мессир Жан. Девятый полк из 15 знамен вел герцог Бретонский 84.

Все эти полки расположились на местах, указанных маршалом, в двух лье от горы Кассель. Когда они это сделали, прибыл десятый полк, являвшийся арьергардом. Он состоял из 22 знамен, и его вел мессир Робер д'Артуа. Обогнув стороной весь лагерь и пройдя перед королевским шатром, этот полк прибыл на постой в одно аббатство, расположенное поблизости от горы Кассель и называемое Ле-Вастин. На следующий день во французский лагерь прибыл герцог Бурбонский 85 со своим полком, в котором насчитывалось 14 знамен.

Фламандцы, находившиеся в городе Касселе, увидели, что королевское войско расположилось всего в двух лье от них. Однако они нисколько не испугались и раскинули лагерь на горе, за стенами города, дабы французы могли их видеть. Противники провели на виду друг у друга три дня, ничего не предпринимая, а на четвертый день король перенес свой лагерь поближе к горе и расположился на берегу маленькой речки под названием Пен 86. В тот же день в его лагерь прибыл мессир Робер Фландрский со своим полком, в котором было 5 знамен.

Король Франции решил на совете, что фламандцев нужно выманить с горы на равнину, ибо атаковать их на горе было очень невыгодно. С этой целью однажды на рассвете, в канун дня Святого Варфоломея, король послал двух маршалов и мессира Робера Фландрского в сторону Бергского округа. Они стали жечь все на своем пути, надеясь таким образом выманить фламандцев с горы. Однако фламандцы остались к этому совершенно безучастны и ограничились лишь тем, что весь день вели перестрелку с королевскими пехотинцами у подножия своей горы, "рыцари часто ездили посмотреть, как идет перестрелка. И когда они видели, что какой-нибудь боец, честно исполнявший свой долг, получил рану, то насмехались и потешались над ним 87.

Вернувшись из набега, маршалы пошли отдыхать, поскольку в тот день они изрядно притомились. Между тем в королевском лагере не несли никакой страви, и знатные сеньоры беззаботно разгуливали от шатра к шатру в своих самых роскошных нарядах. [126] Однако расскажем вам о фламандцах, которые находились на горе Кассель. Они разведали, что маршалы очень устали, рыцари предаются играм и развлечениям, а король ведет военное совещание в своем шатре. Поэтому, построившись тремя большими ратями, они двинулись быстрым шагом вниз по склону и вошли в королевский лагерь без крика и шума в час, когда звонят вечерню. Едва их завидев, самые разные люди бросились наутек из лагеря в сторону Сент-Омера; а фламандцы, не мешкая, двигались дальше, желая застичь короля в его шатре. Однако, по Божьему изволению, маршалы в ту пору еще не полностью сняли с себя латы. Заслышав крики, они сразу вскочили на лошадей и, пришпоривая их, понеслись на врага. Когда фламандцы их заметили, то сначала остановились, но, разглядев, что с ними очень мало людей, двинулись дальше. Однако на помощь маршалам вовремя подоспел мессир Робер Фландрский. Увидев его отряд, фламандцы снова остановились и построились к бою. На тот момент они прошли уже такое большое расстояние, что были всего в двух арбалетных выстрелах от королевского шатра. Тем не менее, пока они мешкали на месте, все знатные сеньоры вооружились и вместе со своими полками ринулись в бой. Обрушившись на врага, они едва-едва смогли сдержать его натиск, и очень много знатных мужей было ранено, прежде чем фламандцы оказались побеждены.

Однако расскажу вам о короле. Он спешно вооружался в своем шатре, и при нем находились лишь два якобита и его камергеры. Но вот подоспели королевские телохранители и усадили его на боевого коня, покрытого попоной с его гербами. Сам король был одет в плащ с гербами Франции, а на голове у него был басинет, обтянутый белый кожей. По правую руку от него держались мессир Фастре де Линь 88, мессир Ги де Боссэ и мессир Жан де Шепуа 89. Слева короля прикрывали мессир Труйллар дю Саж и мессир Жан де Буссуа 90. Сзади ехал Ле-Борн де Сери, который держал королевский шлем, увенчанный золотой короной и цветком лилии. Наконец, перед королем ехал мессир Жан де Бомон, державший его щит и копье, а также мессир Миль де Нуайе, который восседал на огромном боевом коне, покрытом кольчужной попоной, и держал в своей руке копье, к коему было прикреплено полотнище орифламы. Эта орифлама имела вид трехконечного стяга из золотой парчи и была окаймлена кисточками из зеленого шелка. Вот с таким сопровождением и вступил король в битву.

Когда фламандцы увидели, что на них наступает столько воинов, то не смогли больше выдерживать натиск и побежали. Там можно было видеть, как многих именитых горожан валят наземь и предают смерти. Благородный король Франции восклицал громким голосом: «Монжуа! Сен-Дени!»

Граф Эно направился к горе и обнаружил большой отряд фламандцев, укрывшийся за изгородью. Граф тотчас устремился на них, но они стояли таким плотным строем, что атаковать их, сидя на коне, было невозможно. Тогда граф и все его рыцари спешились. Затем он взял в руки щит и копье и ринулся на врага, восклицая во весь голос: «Эно!» Фламандцы оборонялись упорно, но в конце концов были разгромлены и полностью перебиты. Затем граф Эно сел на коня и поехал на гору Кассель, убивая всех, кто попадался ему на пути.

В этой битве пал и предводитель фламандцев, Николас Заннекин. Преследуя бежавших, королевские воины ворвались в город Кассель и повсюду учинили пожары. При виде яркого пламени все окрестные жители были очень обрадованы. Затем король вернулся в свой шатер, славя Господа за эту победу. Вернулись в [127] лагерь и некоторые воины, которые бежали еще до начала сражения. Теперь они изображали из себя добрых слуг и говорили, что именно благодаря им одержана победа.

Однако назовем вам имена некоторых знатных сеньоров, погибших в этой битве. Прежде всего, там пал один шампанский рыцарь, имевший свое знамя. Его звали мессир Рено де Лор, и он был погребен в Сен-Бертене. Далее, один банерет из Берри, которого звали виконт де Бросс 91. Под его началом сражалось пять рыцарей. Все они полегли вместе с ним и были погребены в монастыре Кордельеров в Сент-Омере. Кроме того, в Сент-Омер были доставлены раненые: прежде всего, герцог Бретонский, граф Барский и граф Булоньский 92, которые мучились горячкой и иными недугами. Мессир Луи Савойский 93 был ранен в руку, мессир Бушар де Монморанси 94— в ногу, мессир Анри Бургундский потерял глаз; и было там ранено множество других знатных воинов, чьих имен мы не знаем. Эта битва состоялась в канун дня Святого Варфоломея, в год 1328.

Король Франции оставался на поле битвы четыре дня, поджидая, пока поправятся его люди, которые были ранены и недужны. Затем он двинулся дальше, оставив Кассель по правую руку, и вся Нижняя Фландрия сдалась на его милость. После этого король направился к Ипру и расположился поблизости от него. Жители Ипра тотчас пришли сдаваться на его милость и выдали ему некоторых злодеев. Король приказал их повесить, а затем послал в город графа Савойского и коннетабля Франции с двумя тысячами латников. Эти господа повелели, чтобы горожане сдали им все свое вооружение. Горожане повиновались. Затем сеньоры сбросили наземь колокол, висевший в набатной башне, и назначили комендантом города фламандского рыцаря, которого звали мессир Жан де Байёль.

Граф Фландрский явился к королю и привел с собой представителей Брюгге и Вольного Округа. Те уже прослышали о разгроме, постигшем фламандцев при Касселе, и поспешили сдаться на милость графа. Поскольку король видел, что начинается время холодов, он согласился их помиловать на своих условиях. Одних он приговорил к изгнанию, других — к смерти, а иным приказал три года жить за рекой Соммой. Вернув графу власть над Фландрией, король прибыл в Лилль, распустил свое войско и удалился в Париж.

[Глава 15]

О том, как король Английский прибыл в Амьен, чтобы принести оммаж королю Франции за свои заморские земли

Когда король вернулся во Францию, то решил со своими баронами, что было бы неплохо пригласить в гости короля Англии, чтобы наладить с ним дружественные связи и принять от него оммаж за его земли, расположенные в пределах Французского королевства. Поэтому король послал к нему аббата Феканского и мессира Бушара де Монморанси. Приехав в Лондон, послы передали приглашение английскому королю, который был еще очень молод. Граф Кентский оказал послам большое содействие и устроил так, что король пообещал приехать во Францию. Встречу двух королей было решено провести в городе Амьене. [128]

После необходимых приготовлений король Англии отправился в плаванье и причалил в Булони Приморской. Узнав о прибытии английского государя, король Франции направился в Амьен с большим количеством своих баронов и послал навстречу гостю самых знатных сеньоров из своего линьяжа. Те с большим почетом проводили его в Амьен. Сразу после встречи два короля дали очень большие пиры, чтобы почтить друг друга. Затем король Англии принес королю Франции оммаж за герцогство Аквитанское и графство Понтьё 95. После этого началась очень красивая и большая джостра, и короля Англии там очень сильно чествовали. Наконец, два государя простились друг с другом и разъехались по своим королевствам.

[Глава 16]

О том, как мессир Робер д'Артуа надеялся отсудить в свою пользу графство Артуа с помощью подложной грамоты, и о том, как, спасаясь от преследования, он уехал в Брабант

По возвращении короля Франции в Париж мессир Робер д'Артуа собрал вокруг себя графа Алансонского, герцога Бретонского и многих других знатных сеньоров из своего линьяжа. Затем он явился к королю и попросил устроить судебное разбирательство по поводу графства Артуа, которое-де должно быть его личным наследственным владением. Король тотчас велел вызвать к нему графиню Артуа. В назначенный день она явилась и привезла с собой герцога Эда Бургундского и графа Фландрского. Тогда мессир Робер д'Артуа предъявил одну грамоту, скрепленную печатью графа Робера д'Артуа. Из ее содержания явствовало, что при заключении брака между Филиппом д'Артуа (отцом мессира Робера д'Артуа) и госпожой Бланкой, дочерью герцога Бретонского, граф назначил им в приданое графство Артуа.

Увидев эту грамоту, графиня попросила короля, чтобы он, ради Бога, соизволил ее изъять, ибо она намерена опровергнуть ее подлинность. Тотчас было вынесено постановление, что грамота останется у короля, и был назначен день, когда графиня должна была выступить с опровержением.

Однако расскажем вам, как эта грамота попала к мессиру Роберу д'Артуа. Жила-была одна благородная девица, которая приходилась дочерью сеньору Дивьону из Бетюнского кастелянства. Эта девица пыталась предсказывать будущее и судить о характере людей по их внешности. Иногда она попадала в точку, а иногда ошибалась. Наконец, по наущению какого-то придворного мессира Робера, она решилась на весьма опасную авантюру. Сейчас вы о ней услышите.

В Аррасе жил один именитый горожанин, который имел пожизненную ренту в графстве Артуа. В подтверждение этого у него хранилась грамота, скрепленная графской печатью. Когда горожанин скончался, девица Дивьон сумела добыть эту грамоту. Затем она велела написать другую грамоту, в которой, как вы уже слышали, говорилось о наследстве мессира Робера. С помощью раскаленного железного инструмента, который был изготовлен именно для этого случая, она отделила печать от старой грамоты, нисколько не повредив восковой оттиск. Затем она поместила эту печать на новую грамоту. У нее был особый вид клея, [129] с помощью которого она прикрепила печать к новой грамоте столь надежно, словно так все и было. Сделав это, девица явилась к мессиру Роберу и сказала, что нашла эту грамоту в его доме, в Аррасе, в одном старом потайном шкафу. Несказанно обрадованный, мессир Робер пообещал девице, что никогда ей этого не забудет, и отослал ее на почетное проживание в Париж.

Однако графиня Артуа была очень умна. Она сумела разыскать секретаря, написавшего эту грамоту, и привела его к королю. Секретарь сознался, что примерно семь лет назад он написал одну грамоту по заказу девицы Дивьон. Когда ему ее предъявили, он признал свою руку. После этого король призвал к себе мессира Робера и сказал ему, что по имеющимся у него сведениям эта грамота вовсе не является подлинной, и потому пусть он откажется от своих притязаний. Мессир Робер ответил, что он вызовет на поединок всякого, кто осмелится называть его грамоту подложной, и ни за что не откажется от своих прав. Тогда король столь сильно разгневался, что велел принести грамоту на заседание Парламента и разорвать; и велел схватить девицу Дивьон и посадить в парижскую темницу Шатле. В довершение всего, по судебному постановлению мессир Робер был лишен прав на графство Артуа. Тогда он сказал о короле и королеве столь грубые слова, что король велел вызвать его на суд. Однако он не соизволил туда явиться и не потрудился прислать извинения. Поэтому король велел огласить на всех парижских перекрестках указ о его изгнании из Французского королевства, а девицу Дивьон приказал подвергнуть пытке. Та во всем созналась и была сожжена в Париже, на Свином Рынке.

Мессир Робер был очень разгневан тем, как король с ним обошелся, и сказал, что, коль скоро он сумел сделать Филиппа де Валуа королем, то он же постарается его и низвергнуть. Затем он велел, чтобы всех его боевых коней, которые были очень красивы, и всю его казну, которая была очень большой, доставили в Бордо-на-Жиронде, а оттуда переправили в Англию. Сам же он прибыл к герцогу Брабантскому, который оказал ему гостеприимство и какое-то время держал его подле себя. Однако расскажу вам, почему мессиру Роберу в конце концов пришлось от него уехать.

Граф Эно сумел выгодно выдать замуж трех своих дочек: одну за короля Германии, другую —за короля Англии, а третью —за графа Юлихского. Еще одна его дочь, самая младшая, была помолвлена со старшим сыном герцога Брабантского. Король Франции был шурином графа Эно, но, несмотря на это, встревожился, когда увидел, что граф со всех сторон укрепился столь сильными брачными союзами и обеспечил себе поддержку всей Германии. Ведь он полагал, что все эти союзы могут очень увеличить мощь короля Англии, если тот захочет воевать с Францией. Поэтому король известил короля Богемского, графа Гельдернского, герцога Брабантского, епископа Льежского и мессира Жана д'Эно, чтобы все они прибыли к нему в Компьень. Собравшись там, они заключили с королем союз и получили от него большие суммы денег. Затем все разъехались, кроме герцога Брабантского. Король постарался внушить ему, что дочь графа Эно вовсе не ровня для его сына и что куда почетней ему будет жениться на дочери короля Франции. Герцог сразу с ним согласился, и прежняя помолвка была объявлена недействительной. Затем в Париже состоялось очень большое празднество. Герцог Брабантский привез своего сына, и тот женился на дочери короля Франции; а королевский сын, герцог Нормандский, был там посвящен в рыцари. [130] Граф Эно был этим столь возмущен, что стал заклятым врагом французской короны и вредил ей до самой своей смерти 96.

Меж тем король Франции сумел так надавить на герцога Брабантского, что тот пообещал выдворить мессира Робера д'Артуа из своих земель. Тогда мессир Робер переехал жить в Намюрский замок. В ту же пору граф Гельдернский женился на сестре английского короля 97.

[Глава 17]

О том, как был заключен мир между англичанами и шотландцами

Однако расскажем вам о короле Англии. Он находился в приграничных землях Шотландии и вел с шотландцами тяжелую войну. В конце концов, между воюющими сторонами был заключен мирный договор на том условии, что Дэвид, юный сын короля Шотландии, возьмет в жены сестру короля Англии и принесет ему оммаж за землю, которая лежит между Шотландским морем и одной рекой под названием Верк 98. Эта земля называлась Гэлвид (Galewede, Gallewende).

[Глава 18]

О том, как умерли графиня Артуа и ее старшая дочь, вдовствующая королева Жанна; и о том, как герцогиня Бургундская унаследовала после них графство Артуа

Теперь расскажем вам о графине Артуа. Когда она пребывала в Париже, ее скрутила болезнь, и поговаривали, что ее отравили. После того как графиня в последний раз исповедовалась и причастилась, она ушла из этого мира и была погребена в Мобюиссоне", рядом со своим отцом графом Робером. Теперь графство Артуа отошло к ее дочери, вдовствующей королеве Жанне, которая прежде была женой короля Филиппа Длинного и доводилась матерью герцогине Бургундской, дофине Вьеннской и графине Фландрской 100.

Принеся королю оммаж за графство Артуа, она сразу провела большие приготовления для того, чтобы посетить свои владения. Затем она приехала в Руа, что в Вермандуа, и стала поджидать своих людей. И вот как-то ночью она развлекалась в обществе своих дам, и ей захотелось выпить кларета. А у нее был один кравчий по имени Юппен, который служил еще ее матери, графине. Он принес кларет в серебряном кувшине и поднес кубок к устам королевы. Напившись всласть, королева пошла спать. Но лишь только она легла в постель, ее охватила смертельная немощь, и уже довольно скоро она испустила дух. Из глаз, изо рта, из носа и из ушей у нее сочился яд, и все ее тело покрылось белыми и черными пятнами, так что больно было на нее смотреть. Ее тело забальзамировали, подготовили к погребению, а затем отвезли во владения парижского монастыря Кордельеров и там упокоили.

После смерти королевы Жанны ее дочь, герцогиня Бургундская, предстала перед королем как наследница графства Артуа. Король принял оммаж и от нее [131] самой и от ее мужа-герцога, поскольку тот был ее управляющим. Затем она приехала в графство Артуа и была принята как его законная сеньора.

[Глава 19]

О том, как король Франции принял крест, дабы отправиться за море

В ту пору король Франции возымел желание отправиться за море. Поэтому он велел проповедовать крест и сам первым его и принял 101. Многие придворные бароны последовали его примеру. Затем король велел проповедовать крест по всем добрым городам его королевства, но там проповедь нашла мало откликов, ибо люди опасались подвоха, зная, что такие призывы всегда имеют денежную подоплеку 102.

Тогда король послал в Англию графа Рауля д'Э, который был коннетаблем Франции, и епископа Бовэ. Когда они предстали перед английским королем, то сказали, что король Франции просит его отправиться в поход вместе с ним и обещает быть ему честным и верным соратником. Услышав эту просьбу, король Англии ответил, что с его стороны было бы весьма странным отправиться в этот поход, поскольку король Франции не соблюдает перед ним обязательства, данные на встрече в Амьене 103. «Так что скажите вашему государю, — добавил он, — что, когда он выполнит все свои обязательства, я буду готов отправиться в поход даже более, чем он сам». Послы тотчас с ним простились и, вернувшись во Францию, пересказали его ответ королю Филиппу.

[Глава 20]

О смерти папы Иоанна

В ту пору умер папа Иоанн, и апостольский престол пустовал примерно два месяца. Затем папой был избран кардинал из Цистерианского ордена 104. Он был магистром теологии и назывался белым кардиналом. Поскольку он был уроженцем земли Беарн, что в графстве Фуа, его считали человеком английского короля 105. После своего избрания он был отнесен в собор Авиньонской Богоматери, и кардинал Остийский 106, который был старшиной (doyens) всех кардиналов, посвятил его в сан и нарек Бенедиктом.

[Глава 21]

О том, как король Англии отправил послов в Париж, чтобы вести переговоры о мире, и о том, как переговоры были сорваны из-за того, что король Франции пожелал включить в мирное соглашение шотландцев

Следуя совету графа Эно и мессира Робера д'Артуа, английский король решил со своими баронами, что пошлет послов к королю Франции, дабы узнать, не желает ли он уладить дело миром. Послами были назначены епископ Кентерберийский 107, мессир Филипп Монтэгю 108 и мессир Джеффри Скроуп 109. Когда они [132] прибыли в Париж, то нашли при дворе очень сдержанный прием. Тем не менее граф Э, мэтр Пьер Роже, архиепископ Руанский 110, и маршал де Три все-таки получили полномочия вести с ними переговоры. В конце концов дело было доведено до того, что послов пригласили в королевский покой, и между двумя королями, Английским и Французским, состоялось заключение мирного договора, который был заверен обеими сторонами. Когда это было сделано, сиявшие от радости англичане вышли из палаты в сопровождении всех королевских советников, и было возвещено о мире по всему городу Парижу. Однако уже очень скоро дела пошли совсем иначе. Англичане еще не успели вернуться в свои гостиницы, когда король призвал их обратно и сказал, что король Дэвид Шотландский и вся Шотландия тоже должны быть включены в этот мирный договор. Услышав это, англичане очень встревожились и сказали, что о шотландцах до сих пор не было и речи и что они ни в коем случае не могут на это согласиться. Когда они убедились в бесполезности дальнейших переговоров, то уехали назад в Англию и поведали королю и его совету, как обстоят дела. Тогда английский король поклялся, что не кончит воевать, пока полностью не покорит шотландцев.

[Глава 22]

О том, как погиб Джеймс Дуглас, принявший участие в войне короля Испании против короля Марокко

Прежде чем случились вышеописанные события, умер один знатный шотландский барон, которого звали графом Морэйским 111. Уповая на заключенные ими союзы, шотландцы не ждали никаких нападений со стороны короля Англии. Поэтому они единодушно избрали монсеньора Джона Дугласа 112, чтобы он доставил за море сердце монсеньора Роберта, короля Шотландии, и вручили ему большую казну. Собравшись в путь, он сначала причалил в Эклюзе, а затем отправился к римскому двору. Там он услышал новость о том, что король Альфонс Испанский ведет войну с королем Марокко 113. И сейчас мы вам объясним причину этой войны.

Молодой король Испании взял в жены дочь знатного испанского барона, которого звали дон Хуан Мануэль 114. Однако он не стал соблюдать в отношении нее ни честности, ни верности и завел любовницу-девицу, которая была дочерью рыцаря по имени дон Хуан Педро Гусман 115. Кроме того, он держал при себе одну очень красивую еврейку 116, а королеву, свою жену, совершенно забросил. Из-за этого отец королевы был столь опечален, что позволил сарацинам беспрепятственно пройти через свои земли.

Когда мессир Джон Дуглас прибыл в Испанию, то обнаружил, что война между испанцами и сарацинами идет уже полным ходом. Король принял его с большим почетом, и вскоре был назначен день для сражения. В этот день враждебные армии встали одна напротив другой полностью построенные, и между ними началась очень жестокая битва. В ходе нее король Испанский выказал такую великую доблесть, что даже лишился одного пальца. А мессир Джон Дуглас был поражен в тело дротиком, и когда он почувствовал, что ранен смертельно, то уже не стал беречь свою жизнь. Врезавшись в самую гущу сарацин, он погиб в схватке с ними. [133] После этой битвы король Испанский даровал прощение дону Хуану Мануэлю, который, с согласия папы, попросил вернуть ему его дочь. Исполнив эту просьбу, король взял в жены дочь короля Португалии 117.

[Глава 23]

О том, как король Английский вторгся в Шотландию; о том, как король Франции отправил туда послов, которые не смогли ничего сделать; и о том, как король Дэвид вместе со своей женой прибыл во Францию и поселился в Шато-Гайяре

Однако расскажем вам о короле Англии. Видя, что у шотландцев сил теперь поубавилось, он собрал свое войско и вторгся в Шотландию по просьбе Эдуарда Балиоля 118, Шотландцы выступили ему навстречу, и между ними началась очень яростная битва 119. В конце концов, шотландцы были разгромлены и потеряли всех своих знатных мужей. После этого король осадил город Бервик, и тот ему сразу сдался. Туда прибыли послы французского короля, а именно мессир Раймон Саке 120 — епископ Теруанский и мессир Ферри де Пикиньи. Однако они не смогли поладить с королем Англии и уехали, ни в чем не преуспев.

Тогда в Шотландии жил барон по имени Мартел Фламенк 121. Он охранял одну шотландскую крепость, которая была очень мощной — пожалуи, самой мощной во всей той стране. Там, под присмотром этого рыцаря, находились юный король Дэвид и его госпожа-супруга. Когда рыцарь увидел, что Шотландская земля пропадает из-за гибели ее баронов, то велел снарядить один красивый неф и погрузить на него все необходимые припасы. Затем он вышел в море вместе юным королем и королевой, и плыли они до тех пор, пока не причалили в Нормандии. Когда они приехали к королю Франции, тот очень радушно их встретил и велел отдать в их распоряжение замок Шато-Гайяр 122. Они стали там жить, и королевские служащие следили за тем, чтобы они ни в чем не знали нужды.

Комментарии

1 Робер III Бетюнский (1249 — 17 сент. 1322), граф Фландрский, Неверский и сир Бетюнский. Сын Ги де Дампьерра (1225-1305), графа Фландрского и Намюрского, и Матильды Бетюнской (? — 1264). Наследовал отцу в 1305 г. Женат на: 1) Бланке Анжуйской (? — 1269), 2) Иоланде Бургундской, графине Неверской, Осеррской и Тоннерской (1248-1280).

2 Людовик де Креси или Неверский (1304-1346), граф Фландрский, Неверский и Ретельский, был внуком Робера III Бетюнского, сыном Людовика (? — 22 июля 1322), графа Неверского, и Жанны Ретельской (? — 1325). В 1320 г. женился на Маргарите (1310-1382), дочери Филиппа V Французского и Жанны Бургундской. Поскольку отец Людовика умер раньше деда, он унаследовал Фландрию непосредственно от Робера Бетюнского.

3 Робер Кассельский, иначе Фландрский (? — 1331), граф Марльский, младший сын Робера III Бетюнского и Иоланды Бургундской. Женат на Жанне Бретонской (1296-1363), госпоже Ножан-Ле-Ротру.

4 Дочерьми Робера III Бетюнского были: Жанна (? — 1333), состоявшая в браке с Ангерраном IV де Куси, виконтом Мо (? — 1310); Матильда де Флурси — супруга Матье, барона Варсберга (? — 1330), который был младшим сыном Тибо II, герцога Лотарингского.

5 Суд пэров присудил графство Фландрское Людовику Неверскому 29 января 1322 г.

6 Жан I (1267-1331), граф Намюрский (с 1297 г.), сын Ги де Дампьерра, графа Фландрского и Намюрского, и его второй жены Изабеллы Люксембургской (? — 1298). Женат на: 1) Маргарите де Клермон (ум. 1309), 2) Марии д'Артуа, госпоже Мероде (ум. 1365).

7 Жан де Неэль (? — 24 июня 1325 г.), сеньор Кревкёра, внук по отцу Ги де Дампьерра, сын Гильома (ум. 1311), сеньора Кревкёра и Дендремонде, и Алисы де Бомон; двоюродный дядя Людовика I, графа Фландрского; женат на Беатриссе де Шатийон-сюр-Марн. Казнен мятежными фламандцами в Куртре вместе с другими пленными дворянами.

8 Незадолго до своей смерти Робер III Бетюнский пожаловал Жану I Намюрскому ренту в 1000 ливров с города Брюгге. Вскоре между Жаном и брюггцами вспыхнул вооруженный конфликт, и граф оказался в плену у горожан. Выпущенный на свободу после восшествия на престол Людовика Неверского, Жан Намюрский стал его влиятельным советником и выпросил себе в удел сеньорию Слейс (1323). Таким образом, портовый город Слейс, до сего времени покорно обслуживавший экономические интересы Брюгге, внезапно превратился в его торгового конкурента. Связанный с Брюгге судоходным каналом, Слейс всегда был лишь транзитным центром, и в нем запрещалось вести торговлю иноземными товарами. (В знак этого эталонные весы и гири были увезены из Слейса в Брюгге.) Однако теперь Слейс обзавелся собственным сеньором, и над коммерческой монополией Брюгге нависла серьезная угроза. Реакция брюггцев была немедленной. Собрав ополчение и насильно взяв с собой графа Людовика, они напали на Слейс, сожгли его, а Жана Намюрского увели в плен. Поход на Слейс привел к образованию в Брюгге демократического правительства. Главные посты в нем заняли представители гильдий ткачей (Пиренн, с. 451-452).

9 По всей видимости, хронист хочет сказать, что Эдуард II подозревал свою жену в любовной связи с Роджером Мортимером.

10 Роджер Мортимер (1287-1330), восьмой барон Вигморский, первый граф Марча с 1328 г., старший сын Роджера Мортимера и Маргариты де Фьен. В 1305 г. женился на Жанне де Жуанвиль (1286-1356), дочери Пьера де Жуанвиля и Жанны Лузиньянской. С 1316 по 1321 г. был королевским наместником и Великим судьей в Ирландии, но в 1322 г. за участие в мятеже против Диспенсеров был приговорен к пожизненному заключению в Тауэре. 1 августа 1324 г. сумел бежать и прибыл ко французскому двору.

11 Эдуард I после смерти своей первой жены, Элеоноры (1290), женился на Маргарите Французской, дочери Филиппа III Смелого. От этого второго брака родились: Томас Бразертон (1330-1338), граф Норфолкский, которого обычно называли графом-маршалом, поскольку он [332] был великим маршалом Англии; Эдмунд Вудстокский (5 сент. 1301 г. — 19 марта 1330 г.), граф Кента, который был женат на сестре Томаса Уэйка, лорда Лидисдэйла; и одна дочь, умершая во младенчестве.

12 Т.е. на Марии Люксембургской.

13 Автор «Фландрской хроники» впадает в ту лее ошибку, что и Ле-Бель. Весь рассказ о бегстве Изабеллы пестрит неточностями. В 1324 г. французские войска, возглавляемые Карлом де Валуа, захватили ряд территорий в английской Гиени. Видя бесперспективность дальнейшей войны, Эдуард II в марте 1325 г. послал свою супругу во Францию, чтобы вести переговоры о мире с Карлом IV. 31 мая 1325 г. в Париже было заключено перемирие. Вскоре к королеве присоединился ее деверь, граф Эдмунд Кентский, который перед этим безуспешно оборонял от французских войск город Ла-Реоль. Поскольку было достигнуто соглашение о том, что наследник английского престола, принц Эдуард, получит в лен герцогство Аквитанское и графство Понтьё, его вызвали в Париж для принесения оммажа французскому королю. Церемония оммажа состоялась примерно 21 сентября 1325 г. Однако 1 декабря 1325 г. Карл IV послал письмо Эдуарду II, в котором сообщал, что королева не спешит с возвращением в Англию, так как опасается козней со стороны Диспенсеров. В течение восьми следующих месяцев между английским, французским и папским дворами шла оживленная переписка по этому поводу. Некоторые из писем Эдуарда II и Изабеллы приведены в разделе «Документы» настоящего издания.

14 Несмотря на постановление королевского суда, Робер Касселький не терял надежды стать графом Фландрским и постоянно плел интриги против Людовика Неверского.

15 Маго (1268-27 ноября 1329 г.), графиня Артуа и Бургундии (Франш-Контэ). Дочь Робера II Артуа. Супруга (с 1291 г.) пфальцграфа Бургундии Отона IV де Шалона (ум. в 1303 г.). В 1309 г. королевским эдиктом возведена в звание пэра Франции. Ее дочери Жанна и Бланка были женами, соответственно, Филиппа V и Карла IV.

16 В тексте «Фландрской хроники» стоит слово «гардероб» (guarderobe), однако автор «Краткой хроники Бодуэна Авенского» употребляет выражение «lieu privee», т. е. отхожее место, что более соответствует общему смысловому контексту. Переводчик в данном случае решил воспользоваться нейтральным словом «уборная», имеющим двоякий смысл.

17 По всей видимости, имеется в виду дыра отхожего места, нависавшего над водным каналом, а не пролом, сделанный неизвестным другом графа в ограде тюремного двора.

18 Гастон II (1308-1343), граф Фуа и виконт Беарнский, сын Гастона I Фуа (ум. 1315) и Жанны д'Артуа (ум. 1348). В 1323 г. женился на Элеоноре де Комменж, дочери Бернара VI, графа Комменжского, и Лауры де Монфор.

19 Т. е. Карла I, графа Валуа.

20 Влиятельный гасконский сеньор Аманье VII д'Альбре (? — 1326), сын Аманье VI, сеньора Альбре (ум. 1270) и Маты Бордосской. Женат на Розе дю Бург (ум. 1319). В англо-французском конфликте из-за аквитанских земель неизменно держал сторону Англии.

21 Речь идет о так называемой войне Сен-Сардо (1324 г.). Главным поводом к ней послужило разрушение гасконскими вассалами Эдуарда II французской приграничной крепости Сен-Сардо (ноябрь 1323 г.). В июле 1324 г. Карл IV объявил о конфискации всей английской Аквитании. В ходе боевых действий, последовавших за этим, Карл Валуа захватил ряд важных городов и крепостей, и английская сторона была вынуждена перейти к мирным переговорам.

22 Мария Люксембургская, супруга Карла IV, умерла в марте 1324 г. и была погребена в доминиканской церкви в Монтаржи.

23 Карл I Валуа скончался 16 декабря 1325 г. в Ножан-Ле-Руа и был погребен в парижской церкви Св. Иакова.

24 Речь идет о восстании в Приморской Фландрии (1324-1328). Одной из главных его причин стал произвол графских судей, наместников и чиновников. Вернувшись во Фландрию после восстановления мира (1320), эти дворяне всеми способами старались вознаградить себя за убытки, понесенные в годы вынужденной эмиграции. К их злоупотреблениям и вымогательствам добавлялось еще и то, что граф Людовик решил в обязательном порядке взыскать с фламандцев огромную денежную контрибуцию, которая была обещана французской короне его дедом. Первые признаки народного брожения проявились в Вольном Округе и Фюрнском кастелянстве уже вскоре после похода брюггцев на Слейс (1323 г.). Во главе восставших встал Николас Заннекин, который был зажиточным фермером и владел большими земельными на делами в деревне Лампернис. Его сторонники в большинстве своем были мелкими земельными собственниками, свободными хуторянами и сельскохозяйственными рабочими. Свою цель они видели в установлении крестьянской демократии и такого аграрного строя, при котором земля принадлежала бы тем, кто ее обрабатывает. В конце 1324 г. между дворянами и простонародьем шла уже беспощадная война на истребление. Жители Брюгге, недовольные профранцузской политикой графа, оказали восставшим открытую поддержку (см.: Пиренн, с. 455).

25 Имеются в виду именитые горожане, патрициат Ипра.

26 Точно не известно, о каком из сеньоров Нивелльских (Невельских) говорит хронист.

27 Это сражение в Куртре состоялось 23 июня 1325 г.

28 Под давлением народа пленный граф уступил власть своему дяде Роберу Кассельскому, который надеялся, пользуясь смутой, завладеть графством.

29 Патрициат города Рента опасался, что успешное развитие восстания обеспечит городу Брюгге экономическое и политическое преобладание во Фландрии. Поэтому именитые гентцы приняли сторону графа и предоставили убежище в своем городе всем дворянам, которые были изгнаны восставшими. На период пленения графа Людовика они дали титул «хранителя» графства Жану I Намюрскому.

30 Изабелла Английская прибыла в графство Эно в августе 1326 г.

31 Договоры о брачных обязательствах Эдуарда III см. в разделе «Документы» настоящего издания.

32 Норуэлл — несомненно, искаженное название Оруэлл.

33 Генрих Кривая Шея.

34 Томас Бразертон (см. примечание № 11).

35 Томас Уэйк (1297 — 31 мая 1349 г.) наследовал отцу, лорду Уэйку, в 1300 г. В 1327-38 гг. был констеблем Тауэра и камергером королевского двора. Его сестра Маргарита в 1324 г. вышла замуж за графа Эдмунда Кентского. Сам он в 1317 г. женился на Бланш, дочери Генриха Ланкастера Кривая Шея. В 1330 г. участвовал в свержении Мортимера. В 30-40-е годы воевал в Шотландии и во Франции. Умер от чумы.

36 Хъюг II (1289-1347), граф Глостер, сын Хъюга, барона Одли (1250-1325), женат на Маргарите де Клер, графине Глостер.

37 Джон Боэн (23 ноября 1305 г. — 20 января 1335 г.), девятый граф Херифорда и Эссекса, наследовал отцу в 1321 г. Женат на: 1) Алисе Фитц-Алан, дочери девятого графа Арундельского (1325); 2) Елизавете Бассет, дочери лорда Бассет Драйтонского. Умер бездетным.

38 Как уже сказано выше, король и Диспенсер Младший отплыли из Бристоля еще до подхода войск королевы. Вероятно, они рассчитывали найти убежище в Ирландии, но из-за начавшегося шторма были вынуждены высадиться на южном побережье Уэльса, в графстве Глеморган. Направившись вглубь Уэльса, они сначала прибыли в замок Керпхилли (29 октября), а затем укрылись в Нитском аббатстве. Уэльский рыцарь Рис эп Оуэлл сообщил королеве об их местонахождении. Выполняя приказ королевы, Генрих Ланкастер Кривая Шея арестовал беглецов (16 ноября) и доставил их в замок Монмут.

39 По-видимому, не желая бросать тень на начало царствования юного Эдуарда III, Ле-Бель обходит молчанием печальную участь его отца. В апреле 1327 г. низложенный король был отдан под надзор жестоких тюремщиков — Джона Мальтраверса и Томаса Гурнея. Они перевозили его из темницы в темницу, пока, наконец, не расправились с ним в замке Беркли. На теле мертвого короля не было обнаружено никаких следов насилия, но средь народа быстро разнесся слух, что его казнили, введя ему в задний проход раскаленное железо через специальный рог. Мало кто сомневался, что убийцы действовали по приказу королевы и ее любовника, Роджера Мортимера. Эдуард III решил провести расследование по этому делу только после смерти Мортимера, в 1331 г. Томас Гурней был арестован в Марселе и спешно казнен (как полагает хронист Капгрейв, для того, чтобы он не назвал в качестве своих соучастников высокопоставленных особ). Джон Мальтраверс, до этого носивший титулы королевского сенешаля и дворецкого, успел укрыться на континенте. В 1345 г. он будет амнистирован и вернется в Англию. Наконец, барон Томас Беркли, в замке которого состоялось убийство, был объявлен непричастным к нему на парламентском заседании в Вестминстере в сентябре 1337 г.

40 Людвиг IV Баварский (1 апреля 1282 г. — 11 октября 1347 г.), сын Людвига II Виттельсбаха, герцога Верхней Баварии. Наследовал отцу в 1294 г., присоединил к своим владениям Нижнюю Баварию в 1340 г. Избран королем Германии в октябре 1314 г. Женат: 1) с 1309 г на Беатриссе Шлейзен-Глогау (7-1322), 2) с 1324 на Маргарите (1311-1356), старшей дочери графа Гильома I Эно.

41 Хронист путает очередность событий. Избрание Людвига Баварского состоялось не в 1327 г., а намного раньше, в октябре 1314 г.

42 Т. е. курфюрсты.

43 Четыре курфюрста — архиепископ Майнцский, архиепископ Трирский, король Иоанн Богемский и маркграф Бранденбургский — съехались во Франкфурте и избрали немецким королем Людвига. В то же время три других курфюрста — архиепископ Кёльнский, маркграф Пфальцский и герцог Саксонский — съехались в Саксенгаузене и избрали Фридриха Габсбурга, герцога Австрийского.

44 В действительности, решающая битва, завершившаяся пленением Фридриха Австрийского, состоялась не под Аахеном, а в Баварии под Мюльдорфом, на реке Инн, в сентябре 1322 г. Войсками Людвига Баварского командовал Иоанн Богемский, но граф Эно в битве не участвовал.

45 Иоанн XXII (Жак Дюэз) был папой с 1316 по 1334 г. В 1323 г. он объявил, что, поскольку Людвиг Баварский принял королевский титул без его утверждения, его власть над Германией является незаконной, и он должен в трехмесячный срок отречься от престола.

46 Людвиг вступил в Ломбардию в марте 1327 г. В его отряде насчитывалось только 600 всадников.

47 Венцом лангобардских королей.

48 Людвиг въехал в Рим в январе 1328 г.

49 Судя по всему, имеется в виду так называемый «Константинов дар» — подложная грамота, изготовленная в папской канцелярии в середине VIII в. Согласно ей, Константин Великий передал папе, якобы законному преемнику цезарей на Западе, знаки императорской власти и право короновать светских государей. В реальности имел место лишь Медиоланский (Миланский) эдикт, изданный императорами Лицинием и Константином в 313 г. По нему, христиане получали свободу вероисповедания, а христианская церковь — статус юридического лица и некоторые привилегии. Никаких утверждений о том, что римский патриарх должен короновать императора, в эдикте не было.

50 Т. е. к северу от Альпийских гор, в Авиньоне.

51 Преподаватели Парижского университета Марсилий Падуанский (Бонагратия) и Жан Жанден в противовес папскому абсолютизму выдвигали соборный принцип управления церковью и главенство светской (императорской) власти над папской. Наиболее полно эти идеи были изложены в их общем сочинении «Страж; мира» (”Defensor pacis”). В 1326 г., спасаясь от инквизиции, они бежали ко двору Людвига Баварского, в Регенсбург, и преподнесли императору свою книгу. Тогда же Марсилий Падуанский получил должность императорского лекаря. В 1328 г. Людвиг Баварский, короновавшись в Риме, назначил Марсилия своим римским наместником.

52 В действительности, антипапу Николая V (1328-1330) звали Пьетро Райналуччи.

53 Николай V принял папские регалии из рук Людвига Баварского.

54 Коронация состоялась 17 января 1328 г. Людвиг принял императорский венец не из рук папы, а из рук уполномоченного народа Рима — городского префекта. Обряд миропомазания совершили епископы Венецианский и Алерийский, которые были отлучены от церкви Иоанном XXII.

55 На самом деле, Николай V покинул Италию вместе с Людвигом Баварским (1328) и явился с покаянием в Авиньон только два года спустя.

56 Т. е. на восьмой день после дня Св. Андрея, который приходится на 30 ноября.

57 Народная партия, возглавляемая правительством Брюгге, заняла по отношению к Франции явно враждебную позицию. Она запретила обращение во Фландрии французских денег, захватила замок Элыиен в епископстве Турне и разместила там гарнизон, наконец, она вступила в подозрительные переговоры с Англией. В ответ на это 4 ноября 1325 г. Карл IV приказал наложить интердикт на мятежников, обвиняя их в оскорблении величества и требуя от них покорности. В то лее время он обратился с угрожающими письмами к Роберу Кассельскому, конфисковал его поместье в Перше, прекратил торговые сношения между Францией и Фландрией, взял на себя защиту гентцев и сосредоточил войска в Сент-Омере. Эти меры привели к тому, что Робер Кассельский оставил народную партию и, добиваясь королевского прощения, стал рьяно сражаться с ней. Среди мятежников начался раскол (Пиренн, с. 459).

58 Вероятно, речь идет об Альфонсе де Ла-Серда, именуемом Испанским; был женат на Изабелле д'Антуэн, вдове сеньора Газбека. Их сын Луис Испанский (? — 1346), принц Иль-Фортюне и граф Тальмонский, был женат на Элеоноре де Гусман. В 1341 г. стал адмиралом Франции. Погиб в битве при Креси.

59 Т. е. Жанна, дочь Робера III Бетюнского.

60 Карл IV с такой готовностью согласился на переговоры, поскольку на тот момент у него были серьезные осложнения с Англией.

61 Андриано Гини Мальпигли (Ghini Malpigli), флорентиец, советник Филиппа VI. В 1334 г. сменил кафедру епископства Аррасского на кафедру епископства Турне. В 1342 г. стал кардиналом. Умер в Перпиньяне, когда ехал с посольской миссией к королю Арагона. Основал в Падуе коллеж, в котором зарезервировал два бесплатных места для школяров из Турне.

62 Пасха в 1326 г. выпала на 23 марта, однако мирный договор в Арке был заключен 19 апреля 1326 г. По его условиям фламандцы должны были снести крепости, построенные во время мятежа, уплатить Франции надлежащие контрибуции, уничтожить все свои «нововведения», сместить мятежных капитанов, возместить убытки церквам и аббатствам, пострадавшим в ходе беспорядков, и выплатить графу Людовику Фландрскому 10 тысяч ливров. В обмен на это с Фландрии снимался интердикт, и Робер Кассельский получал прощение (Пиренн, с. 459).

63 Т. е. сестру Филиппа III Наваррского Жанну д'Эврё.

64 Карл IV Красивый скончался в Венсенском замке 1 февраля 1328 г. Его тело было погребено 5 февраля в аббатстве Сен-Дени, сердце — 6 февраля в Доминиканской церкви в Париже, а внутренности — 7 февраля в Мобюиссонском аббатстве.

65 Условия Аркского мирного договора были нарушены уже через несколько дней после его заключения. Мятежные капитаны остались на прежних местах, графские бальи были изгнаны, а их сторонники подверглись жестоким преследованиям. Интердикт, вновь наложенный на Фландрию, не возымел никакого действия, и граф Людовик был вынужден бежать в Париж.

66 29 мая 1328 г.

67 Жанна Бургундская, прозванная Хромоножкой (1296-1348), дочь Робера II, герцога Бургундского, и Агнессы Французской. В 1313 г. вышла замуж; за Филиппа Валуа, будущего Филиппа VI. Скончалась от чумы.

68 Гильом де Три, архиепископ Реймский, был родным братом Матье де Три, маршала Франции.

69 К 22 июля.

70 Филипп VI «решил напасть на мятежников с юга, в то время, как граф Людовик и гентцы будут угрожать им с востока. Этот искусный маневр имел целью ослабить сопротивление, раздробив его, и он вполне удался. Брюггцы, вынужденные прикрывать свой город, не смогли выступить против вторгнувшегося неприятеля» (Пиренн, с. 461).

71 Нёф-Фоссе — большой и очень протяженный ров, служивший границей между фламандской Фландрией и французскими землями. Он существует и поныне.

72 Робер Бертран де Брикбек и Матье де Три.

73 Командир арбалетчиков был главнокомандующим французской пехоты и артиллерии. С 1310 по 1336 г. этот пост занимал Пьер де Галар. Он был женат на Марии де Гомон (Gaumont).

74 Карл II (ок. 1295 — 26 авг. 1346), граф Алансонский, младший брат короля Филиппа VI Французского. Унаследовал графство Алансон от отца, Карла I Валуа, в 1325 г. Женат на: 1) Жанне де Жуаньи, 2) Марии Испанской. Командовал одним из французских полков в Бюиронфоссе (1339) и в Бувине (1340). Погиб в битве при Креси (1346). Смотр отряда графа Алансонского в Бувине был проведен его маршалом рыцарем Эрвье Ле-Коком, и его соратником Робером де Сен-Клером. Большинство воинов, чьи имена были внесены в реестр во время этого смотра, служили начиная с месяца мая по 26 или 27 сентября.

75 Мелион де Вильнёв-Ванс был Великим Магистром Ордена Госпитальеров в 1319-1346 гг.

76 Гишар VI де Боже (? — октябрь 1331 г.), сын Луи Форезского, сеньора Боже (ум. 1295), и Элеоноры Савойской (ум. 1296). Был женат на: 1) Жанне Женевской (ум. 1303), 2) Марии де Шатийон, 3) Жанне де Шато-Виллэн. Последовательно служил пяти королям Франции начиная с Филиппа IV Красивого. Участвовал в битвах при Куртре (1302) и при Касселе (1328). Современники называли его «Великим».

77 Готье или Гоше де Шатийон (1250-1329), граф Порсианский, сын Гоше IV Шатийонского и Изабеллы де Виллардуэн, называемой Лизинской. Коннетабль Шампани с 1284 г., Франции — с 1302 г. Служил в этом звании пяти французским королям. Сражался с фламандцами при Куртре (1302), Монс-ан-Певеле (1305) и Касселе (1328). Был женат на: 1) Изабелле де Дрё, 2) Мелизенде де Вержи, 3) Изабелле де Рюминьи.

78 Филипп III, король Наваррский.

79 Ферри IV (? — 1328), герцог Лотарингский с 1312 г., сын Тибо II, герцога Лотарингского.

80 Эдуард I, граф Барский.

81 Орифлама — хоругвь аббатства Св. Дионисия и главное знамя французского войска. На ней были вышиты языки золотого пламени — отсюда и ее название. Орифламу брали в поход лишь в самых исключительных случаях. Рыцарь, которому доверяли нести ее, давал клятву, что встретит смерть прежде, чем отдаст священный стяг врагу.

82 Эд IV, герцог Бургундский.

83 Ги (? — 1333), дофин Вьеннский, сын Жана II, дофина Вьеннского, сеньора Ла-Тур-дю-Пэн. Наследовал отцу в 1319 г. Женат на Изабелле (1312-1348), дочери Филиппа V Французского.

84 Жан III Бретонский.

85 Людовик I (1279-22 января 1341 г.), сын Робера, графа Клермонского (1256-1318), и Беатриссы Бургундской, дочери Жана, сира Бурбонского. Внук Людовика IX Святого. Главный казначей Франции с 1312 г. Герцог и пэр с сентября 1327 г.

86 Речка Пен-Бек (Реепе-Весяие) впадает в реку Изер.

87 До печальных уроков Креси и Пуатье французское рыцарство с презрением относилось к пехоте, которая считалась вспомогательным родом войск и состояла из народных ополченцев и иноземных наемников.

88 Фастре де Линь, знатный сеньор из графства Эно, сын Жана де Линя. Был женат на: 1) Жанне де Конде, 2) Маргарите де Гавре-Эриме. Умер в 1337 г. в Венеции, возвращаясь домой из Иерусалима. Похоронен в Венеции в церкви Кордельеров.

89 Вероятно, Жан I Шепуа, сын Тибо де Шепуа — адмирала французского флота и командира арбалетчиков при Филиппе IV Красивом. Был женат на Изабелле де Данери.

90 Жан, именуемый Санш де Буссуа (? — январь 1332 г.), сеньор из графства Эно, последний представитель знатного рода, известного с XII в. Его имя фигурирует в большом количе стве официальных документов графства Эно, изданных с 1283 по 1329 г. Участвовал в походе Жана Бомонского против шотландцев (1327). Был женат на Беатриссе де Реневаль (Rayneval), умершей 25 марта 1339 г.

91 Вероятно, речь идет об Андре де Шовиньи, сеньоре Сен-Северском, который был супругом виконтессы Жанны де Бросс. Их сын Луи де Шовиньи был женат на Марии д'Аркур, сестре Годфруа д'Аркура, и погиб в битве при Пуатье (1356).

92 Гильом XII (1300-1332), граф Оверньский и Булоньский, сын Робера VIII (1282-1325), графа Оверньского и Булоньского, и Бланки Клермонской. Женат на Маргарите д'Эврё. Его единственная дочь и наследница Жанна принесла графства Овернь и Булонь в приданое Филиппу Бургундскому (ум. 1346), сыну герцога Эда IV Бургундского. После смерти Филиппа Руврского, сына Филиппа Бургундского (1360), графства Овернь и Булонь отошли к Жану I (ум. 1374), который был сыном Робера VIII Оверньского и его второй жены Марии Фландрской.

93 Луи Савойский (? — 1350), сын Луи Савойского, барона Во, и Жанны де Монфор. В 1309 г. женился на Изабелле де Шалон. Был ревностным сторонником династии Валуа. Одна из его дочерей, Катерина, состояла в браке с Раулем II де Бриенном, затем с графом Гильомом Намюрским.

94 Бушар IV Монморанси (? — 1337), представитель боковой ветви рода Монморанси, внук Бушара II Монморанси, сеньора Сен-Ло (ум. 1284), и Филиппы де Нанжи; сын Бушара III. Его троюродный брат Шарль, барон Монморанси (ум. 1381), тоже участвовал в битве при Касселе.

95 Церемония оммажа состоялась 6 июня 1329 г. Сохранилась официальная грамота с описанием всей процедуры (см. раздел «Документы» настоящего издания).

96 В 1324 г. Иоанн Богемский, ссылаясь на брабантское происхождение своей матери, потребовал от герцога Жана III Брабантского часть его наследства. Получив отказ, король приступил к формированию антибрабантской коалиции. Большую помощь в этом ему оказал королевский дом Франции, связанный с ним брачными союзами (его сестра Мария Люксембургская была женой Карла IV Красивого, а его сын Карл был в 1323 г. помолвлен с Бланкой де Валуа). Адольф, епископ Льежский, верный сторонник Франции, примкнул к коалиции одним из первых, так как герцоги Брабантские с давних пор посягали на территориальные и административно-судебные права льежских епископов. Сначала союзники ограничивались тем, что поддерживали непокорного вассала герцога, Рейнольда Фалькенберга. Однако в 1329 г. тот потерпел полное поражение. В 1331 г. герцог, уверенный в своих силах, Дал убежище Роберу д'Артуа. Это подтолкнуло Филиппа VI к созданию крупномасштабной антибрабантской коалиции, в которую вошли все сеньоры, перечисленные Ле-Белем. (В разделе «Документы» настоящего издания приведен текст договора, заключенного королем с архиепископом Кёльнским, графом Гельдернским и графом Юлихским.) В конце апреля 1332 г. силы союзников вторглись в пределы Брабанта. Неготовый к войне, Жан III попросил выступить [342] мирным посредником Гильома I Эно, дочь которого была обручена с его сыном. Пока граф Эно вел мирные переговоры, герцог задобрил Филиппа VI, отменив прежнюю помолвку и пообещав женить своего сына на королевской дочери Марии. Не заботясь больше о союзе, король провозгласил 20 июня 1332 г. перемирие на год, пообещав урегулировать за этот срок все противоречия между враждующими сторонами. Недовольные таким решением, союзники втайне намеревались продолжить войну без участия короля Франции. Их цель состояла в расчленении и разделе Брабанта. Адольф Льежский сумел привлечь в коалицию графа Фландрского, продав ему за 100 тыс. турских ливров город Мехельн (июнь 1333 г.), который был анклавом в центре Брабанта и формально зависел от епископства Льежского. Гильом I Эно, возмущенный расторжением помолвки с его дочерью, тоже примкнул к союзникам. (В разделе «Документы» настоящего издания приведен текст договора, заключенного между ними в 1333 г.) Избегая больших сражений, союзники ограничились блокадой Брабанта (ноябрь 1332 г. — сентябрь 1333 г.), которая однако, ни к чему не привела. В октябре 1333 г. Филипп VI вступился за герцога и добился чтобы папа приказал Людовику Фландрскому вернуть Мехельн епископу Льежскому. К этому времени в рядах союзников уже не было прежней сплоченности. Наконец, в августе 1334 г. Жан III подписал с ними мир, обязавшись выплатить им военные издержки. В том же году он заключил союз сразу с четырьмя своим недавними противниками — архиепископом Кёльнским и графами Эно, Гельдерна и Юлиха. С Гильомом I Эно он сумел помириться, женив своего сына Жана на Изабелле д'Эно и выдав свою дочь Жанну за Гильома д'Эно. Сеньория Мехельн сначала находилась под третейской опекой Филиппа VI, а в 1347 г. была окончательно присоединена к Брабанту, после того как Жан III возместил Людовику Фландрскому сумму, уплаченную им Адольфу Льежскому (подробнее см.: Пиренн, с. 392-401).

97 Рено II Гельдернский женился на Элеоноре Английской в 1330 г.

98 Уже в октябре 1327 г. шотландцы возобновили свои вторжения в Англию. До конца года ими были осаждены, хотя и безуспешно, такие приграничные крепости, как Норхем, Варкворт и Олнвик. Роберт Брюс явно стремился завладеть землями Нортумберленда. В итоге правительство Изабеллы и Мортимера было вынуждено начать переговоры, которые завершились 17 марта 1328 г. подписанием мирного соглашения, вошедшего в английскую историю под названием «Позорного». По его условиям, Эдуард III признавал Роберта I Брюса суверенным и независимым государем. (Эдуард II не согласился этого сделать даже после своего сокрушительного поражения при Бэннокберне.) Сестра Эдуарда III, Джоанна Тауэрская, выдавалась замуж за Дэвида — сына и наследника Роберта Брюса. В обмен на эти уступки шотландцы обещали выплатить английской короне 20000 фунтов стерлингов. Хотя этот договор был ратифицирован английским парламентом (Нортгемптон, 4 мая 1328 г.), широкая общественность восприняла его с очень большим неодобрением. Что касается юного Эдуарда III, то он выразил свое отношение к происходящему, категорически отказавшись присутствовать на свадьбе своей сестры. Этот демонстративный политический жест был подмечен и правильно истолкован по обе стороны от границы. Неудачная война с Шотландией и подписание «Позорного мира» стали одной из главных причин скорого падения правительства Изабеллы и Мортимера.

99 Маго, графиня Артуа, скончалась 27 ноября 1329 г.

100 Жанна Бургундская (1293 — 21 января 1330 г.), старшая дочь Отона VI, пфальцграфа Бургундии (Франш-Контэ), и Маго д'Артуа. С 1307 г. жена Филиппа де Пуатье, будущего короля Филиппа V. За причастность к любовным похождениям своей сестры Бланки и невестки Маргариты была заключена в Дурдане (1314), освобождена в 1315 г. Ее старшая дочь Жанна (? — 1347) вышла замуж за герцога Эда IV Бургундского (1318); средняя, Маргарита (1310-1382) — за графа Людовика I Фландрского (1320); младшая, Изабелла (1312-1348) — за Ги, дофина Вьеннского.

101 Филипп VI принял крест в Пре-о-Клер (Pre-aux-Cleres) 1 октября 1333 г.

102 Бытовало устойчивое мнение, что приготовления к крестовому походу служат лишь благовидным предлогом для дополнительных поборов с населения.

103 На амьенской встрече Филипп VI пообещал Эдуарду III урегулировать спорные вопросы относительно границ и статуса английской Гиени. Однако деятельность комиссии, сформированной для этих целей, не принесла никакого результата.

104 Жак Фурнье (? — 25 апреля 1342 г.), уроженец графства Фуа, аббат Бульбонский, затем кардинал; 20 декабря 1334 г. избран папой под именем Бенедикта XII.

105 Будучи жителем Сент-Омера, хронист имел смутное представление о политической географии Южной Франции. Виконтство Беарн не было частью графства Фуа, хотя оба эти владения и управлялись одной феодальной династией. Графство Фуа было вассальным по отношению к французской короне, а виконтство Беарн пользовалось фактической независимостью.

106 Бертран Пуайе (? — 1349), кардинал Остийский с 1316 г.

107 Джон Стратфорд (ок. 1291 — 23 августа 1348 г.), епископ Винчестерский с 1323 г., королевский канцлер с 1330 по 1340 г., епископ Кентерберийский с 1334 по 1348 г.

108 Вероятно, имеется в виду Вильям Монтэгю (см. примечание № 201, с. 343).

109 Джеффри Скроуп Мэшэмский (? — 1340), один из сыновей Вильяма Скроупа Болтонского, брат Генриха, первого лорда Скроупа. Женат на одной из дочерей Вильяма Росса Игманторпского. В правление Эдуарда II получил разрешение укрепить свой замок Клифтон, в 1323 г. назначен королевским судьей, в 1324 г. — главным судьей «королевской скамьи». В 1328 г. лишен этой должности за приверженность Эдуарду П. В 1334 г. стал судьей общих тяжб, в 1338 г. вновь получил должность главного судьи, вскоре возведен в ранг банерета с ежегодным пенсионом в 200 марок. Умер в Генте.

110 Пьер Роже (? — б декабря 1352 г.), брат Гильома Роже, графа Бофор-ан-Валле. В 1326 г. избран аббатом Феканским и Ла-Шез-Дьё. Епископ Аррасский с 3 декабря 1328 г., канцлер Франции и архиепископ Сансский с 24 ноября 1329 г., архиепископ Руанский с 14 декабря 1330 г., возведен в сан кардинала Сен-Нере в 1338 г.; 7 мая 1342 г. избран папой под именем Климента VI. Выкупил город Авиньон у королевы Жанны Сицилийской. Завещал похоронить его в аббатстве Ла-Шез-Дьё, настоятелем которого он был в начале своей духовной карьеры.

111 Томас Рэндольф (? — 20 июля 1332 г.), граф Морэйский, сын Томаса Рэндольфа, лорда Стратнифа, и Изабеллы Брюс, сестры короля Роберта I Брюса. В 1329-32 гг. был регентом при малолетнем Дэвиде II; женат на Изабелле, дочери Джона Стюарта.

112 В действительности Джеймса Дугласа (см. примечание № 127, с. 337).

113 Султаном Марокко в то время был Абу-Фаред, сын Абу-Аббаса. Во второй четверти XIV в. берберы Магриба временно прекратили внутренние раздоры и смогли оказать деятельную помощь мусульманам Гранадского эмирата.

114 Хронист ошибается. Альфонс XI не состоял в законном браке с дочерью Хуана Мануэля.

115 0т своей любовницы Элеоноры Гусман Альфонс XI имел семерых сыновей.

116 Впоследствии противники Энрике Трастамарского, претендовавшего на кастильский престол, утверждали, что он рожден еврейкой. Однако в действительности он был сыном Элеоноры Гусман.

117 Женившись на Марии, дочери Альфонса IV Португальского (1328), Альфонс XI стал открыто пренебрегать ею и предоставил все права королевы Элеоноре Гусман. Возмущенный тесть начал против-него войну. Примирение состоялось только после того, как Альфонс XI пообещал удалить от себя любовницу и вернуть все права Марии. После смерти Альфонса XI (1350) его сын и наследник Педро I Жестокий, подстрекаемый матерью, казнил Элеонору Гусман в замке Талавера-де-ла-Рейне. Однако сыновья Элеоноры повели против Педро I вооруженную борьбу. В 1369 г. старший из них, Энрике Трастамарский, собственноручно убил Педро I и взошел на кастильский престол под именем Энрике П.

118 Эдуард Балиоль (? — 1363), сын Джона Балиоля (1240-1313), короля Шотландии с 13 ноября 1292 г., и Изабеллы Уорен, дочери графа Уорена и Суррея. Марионеточный король Шотландии с 23 ноября 1332 г. по 1356 г. признал себя вассалом английского короля сразу после восшествия на престол, но, лишенный возможности реально править, продал свои права на шотландскую корону Эдуарду III за 2000 фунтов стерлингов. Сделка состоялась 20 января 1356 г. в замке Роксбург при посредничестве Вильяма Монтэгю.

119 Имеется в виду битва при Халидон-хилле 19 июля 1333 г. (см. примечание № 200, с. 343).

120 Раймон Саке, епископ Теруанский с 1334 по 1357 г., затем архиепископ Лионский умер ок. 1358 г. Значится в реестрах Бувинского лагеря (1340). Вероятно, относился к той же фамилии, что и Бернар Саке, сеньор Комонский, составивший завещание в 1347 г. (KL, t.23 р. 120).

Малкольм Флеминг, сын Малкольма Флеминга, шерифа Гэллоуэйского и управляющего замка Данбартон. С 1334 по 1341 г. находился во Франции при короле Дэвиде II Шотландском. В 1342 г. стал графом Уигтонским, в 1347 г. пленен в битве при Невиллз-Кроссе но вскоре отпущен на свободу. Род Флемингов вел свое происхождение от Мишеля Фламандского, родственника графа Бодуэна Фландрского. Став соратником Вильгельма Завоевателя, Мишель получил от него замок Кернарвон и другие владения.

122 Дэвид II Шотландский вместе со своей женой Джоанной Тауэрской прибыл во Францию в 1334 г. Филипп VI предоставил им в качестве резиденции замок Шато-Гайяр. Супруги вернулись в Шотландию 4 мая 1341 г., причалив в Инвербервике, что в графстве Кинкардин (Le Bel, р. 144, note 1).

Текст воспроизведен по изданию: Хроники и документы времен Столетней войны. СПб. СПбГУ. 2005

Главная страница  |  Ссылки |  Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.